Новости

Обзор практики Мосгорсуда по жилищным очередникам 2020 г.

05.10.2021 16:34

Обзор судебной практики Мосгорсуда

по делам об обеспечении жилищных прав малоимущих граждан при постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам соцнайма, снятии их с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам соцнайма, предоставлении жилых помещений по договорам соцнайма в порядке улучшения жилищных условий, рассмотренных судами города Москвы в период за 2019 - 2020 гг.

На сайте Мосгорсуда появился довольно странный документ, подготовленный, очевидно, сотрудниками ДГИ Москвы. Вызывает недоумение как стиль изложения, в котором почти все примеры не в пользу очередников, так и содержание, которое в ряде случаев не соответствует практике Мосгорсуда, Второго кассационного суда и Верховного суда РФ 2020 - 2021 гг. Тем более, что большинство исков очередников к ДГИ Москвы суды удовлетворяют 

источник: сайт Мосгорсуда, 21 сентября 2021 г.

      В настоящем обзре судебной практики проанализировано применение норм материального и процессуального права районными судами города Москвы и судом апелляционной инстанции– судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда при разрешении соответствующих жилищных споров, в которых одной из сторон выступает Департамент городского имущества города Москвы (также именуемый по тексту – ДГИ г. Москвы), являющийся уполномоченным органом исполнительной власти, принимающим решения, распоряжения и иные документы, связанные с признанием (отказом в признании) граждан малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, снятии с жилищного учета, с предоставлением жилых помещений по договорам социального найма, по договорам найма специализированных жилых помещений.

При рассмотрении дел данной категории районные суды города Москвы и Московский городской суд руководствуются Жилищным кодексом Российской Федерации (далее – ЖК РФ), Законом города Москвы от 14 июня 2006 года № 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» (далее –Закон Москвы от 14 июня 2006 года № 29), а также иными нормативными правовыми актами в зависимости от заявленных требований и характера обжалуемых действий (бездействий) ДГИ г. Москвы.

Анализ судебной практики по данной категории дел за 2019-2020 годы показал наличие вопросов, которые вызывают затруднение при их разрешении.

 

1. При рассмотрении гражданских дел о признании незаконными письменных ответов ДГИ г. Москвы об отказе в принятии на жилищный учет, связанных с несоблюдением заявителями установленного порядка предоставления государственной услуги, судам следует учитывать следующие положения законов

Малоимущим гражданам, признанным по установленным ЖК РФ основаниям нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, жилые помещения жилищного фонда города Москвы предоставляются по договорам социального найма в установленном данным Кодексом порядке. При этом малоимущими гражданами являются граждане, в случае, когда они признаны таковыми уполномоченным местным органом в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению (условия части 2 статьи 49 ЖК РФ).

Статьей 51 ЖК РФ установлены основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма.

Определение порядка ведения местными органами учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма (далее также – нуждающиеся в жилых помещениях), и установление порядка определения размера дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению, в целях признания граждан малоимущими и предоставления им по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда относятся к компетенции органов государственной власти субъекта Российской Федерации (пункты 3 и 7 статьи 13 ЖК РФ).

Порядок ведения органом местного самоуправления учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях в силу части 7 статьи 52 ЖК РФ устанавливается законом соответствующего субъекта Российской Федерации.

Установление учетной нормы площади жилого помещения, размера дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению, в целях признания граждан малоимущими и предоставления им по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда, а также ведение в установленном порядке учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, возлагаются на органы местного самоуправления (пункты 2 и 3 части 1 статьи 14, части 4 и 5 статьи 50 ЖК РФ).

Согласно части 2 статьи 52 ЖК РФ состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях имеют право указанные в статье 49 ЖК РФ категории граждан, которые могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях; если гражданин имеет право состоять на указанном учете по нескольким основаниям (как малоимущий гражданин и как относящийся к определенной федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации категории), по своему выбору такой гражданин может быть принят на учет по одному из этих оснований или по всем основаниям.

Единый порядок и условия признания граждан малоимущими в целях, установленных ЖК РФ, и нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма (безвозмездного пользования), установлены Законом Москвы от 14 июня 2006 № 29.

В соответствии с частью 4 статьи 11 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29, с заявлением о признании нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых малоимущим гражданам в соответствии со статьей 49 ЖК РФ, по договору социального найма, должны быть представлены документы, подтверждающие право соответствующих граждан состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, кроме документов, получаемых по межведомственным запросам уполномоченным органом исполнительной власти города Москвы. При поступлении заявления от части семьи, комплект документов должен содержать сведения обо всех членах семьи, перечень которых определен частью 2 статьи 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29. Все граждане должны дать согласие на обработку персональных данных в соответствии с Федеральным Законом от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных».

Согласно постановлению Правительства Москвы от 23 апреля 2014 года № 219-ПП «Об организации деятельности многофункциональных центров предоставления государственных услуг на территории города Москвы», прием документов жителей города Москвы в целях признания их малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях осуществляют Центры по предоставлению государственных услуг города Москвы «Мои документы» (далее –МФЦ).

Условия и основания для признания жителей города Москвы нуждающимися в жилых помещениях установлены статьями 7, 8, 10 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29. В части 2 статьи 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 определен состав членов семьи заявителя. Площадь жилого помещения заявителей определяется по правилам части 3 статьи 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29. Порядок расчета площади жилого помещения комнат квартир коммунального заселения определен методикой расчета площади жилого помещения для комнат в коммунальных квартирах жилищного фонда города Москвы на основании приложения 1 к распоряжению Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы от 23 марта 2012 года № 555 «Об утверждении Методики расчета площадей жилых помещений комнат в коммунальных квартирах».

Решение о постановке на жилищный учет принимается по результатам проверки уровня жилищной и имущественной обеспеченности на основании представленных заявителем и запрошенных документов.

Порядок признания граждан малоимущими в целях признаниях их нуждающимися в жилых помещениях определен Законом города Москвы от 25 января 2006 года № 7 «О порядке признания жителей города Москвы малоимущими в целях постановки их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях». Постановлением Правительства Москвы от 6 июня 2006 № 362-ПП «О мерах по реализации Закона города Москвы «О порядке признания жителей города Москвы малоимущими в целях постановки их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях» определена методика расчета дохода и определения стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи, учитываемых при признании жителей города Москвы малоимущими.

Предоставление государственной услуги по вопросу принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях осуществляется в соответствии с административным регламентом «Рассмотрение запроса (заявления) о принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях», утвержденным постановлением Правительства Москвы от 10 сентября 2014 года № 521-ПП «Об утверждении административных регламентов предоставления государственных услуг города Москвы Департаментом городского имущества города Москвы в сфере жилищных правоотношений» (приложение 6) (далее – Регламент), путем подачи заявления и пакета документов в МФЦ. Исчерпывающий перечень документов, предоставляемых заявителем, определен в подпункте 2.5.1.1 Регламента.

Кроме того, в соответствии с пунктом 4.4 постановления Правительства Москвы от 9 сентября 2008 года № 815-ПП «О порядке учета граждан в целях реализации городских жилищных программ», критерием, определяющим единицу учета, является адрес жилого помещения (комнаты в коммунальной квартире, квартиры или индивидуального жилого дома). На каждую единицу учета формируется одно учетное дело. Разделение учетных дел не производится. В силу пункта 4.6 указанного Постановления, принятие на жилищный учет отдельных членов семьи не допускается.

В соответствии с Положением о Департаменте городского имущества города Москвы, утвержденном постановлением Правительства Москвы от 20 февраля 2013 года № 99-ПП, ДГИ г. Москвы является отраслевым органом исполнительной власти города Москвы, осуществляющим функции по предоставлению государственных услуг гражданам в сфере реализации их права на жилище. ДГИ г. Москвы на основании и во исполнение федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов города Москвы, иных правовых актов города Москвы принимает решения о постановке граждан на жилищный учет.

Между тем, ДГИ г. Москвы также осуществляет работу с обращениями граждан в порядке Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». В рамках данной работы, ДГИ г. Москвы рассматриваются обращения граждан, направляются ответы с подробными разъяснениями о порядке постановки на жилищный учет в городе Москве.При этом ответы ДГИ г. Москвы на обращения граждан, в том числе, по жилищным вопросам, которые не могут рассматриваться как заявления о принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях, не являются отказом уполномоченного органа в рассмотрении жилищного вопроса, а носят разъяснительный характер.

При судебном обжаловании таких ответов ДГИ г. Москвы следует исходить из того, что жилищным законодательством не предусмотрено судебное признание граждан нуждающимися в жилых помещениях в обход установленного порядка вне компетенций уполномоченного на то органа. Суды при рассмотрении таких делне должны подменять деятельность уполномоченных органов по вопросам, отнесенным к компетенции уполномоченных органов.

Так, П. обратилась в ДГИ г. Москвы с просьбой о постановке на жилищный учет, обеспечении жилым помещением по договору социального найма. К своему обращению П. приложила следующие документы: справку об инвалидности, справку из психоневрологического диспансера, копию предыдущего ответа ДГИ г. Москвы на обращение П.ДГИ г. Москвы рассмотрел обращение П. и письмом дал разъяснения о порядке постановки на жилищный учет в городе Москве, в том числе, указав: условия постановки на жилищный учет; нормативно-правовой акт, который определяет перечень документов, подлежащих предоставлению заявителем; надлежащее учреждение (МФЦ), принимающее документы, необходимые для рассмотрения жилищного вопроса.

П. посчитала свои жилищные права нарушенными, расценив письмо ДГИ г.Москвы в качестве отказа в предоставлении государственной услуги в постановке на жилищный учет, и обратилась в Пресненский районный суд города Москвы с иском к ДГИ г. Москвы о признании письма – ответа ДГИ г. Москвы незаконным, обязании ДГИ г. Москвы поставить её на учет нуждающихся в жилых помещениях.

Суд первой инстанции в рамках рассмотрения гражданского дела № 02-1652/2020, установил, что, действительно, П. обратилась в ДГИ г. Москвы с требованием о постановке на жилищный учет, обеспечении жилым помещением по договору социального найма в порядке улучшения жилищных условий. Суд также указал, что на данное обращение, ДГИ г. Москвы направил П. письменный ответ, которым П. не было отказано в признании её нуждающейся в жилых помещениях, а разъяснен порядок реализации жилищных прав. При этом, у ДГИ г. Москвы в момент рассмотрения обращения П. правовых оснований для постановки и предоставления           П. жилого помещения не имелось. Суд указал, что ответ ДГИ г. Москвы не является решением об отказе в признании П. нуждающейся в жилых помещениях и постановке на учет, принятым в соответствии с регламентом «Рассмотрение запроса о принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях», утвержденным постановлением Правительства Москвы от 10 сентября 2014 года № 521-ПП «Об утверждении административных регламентов предоставления государственных услуг города Москвы Департаментом городского имущества города Москвы в сфере жилищных правоотношений».Кроме того, суд первой инстанции отметил, что Федеральным законом от 24 ноября 1995 года №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», установлено, что инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, принимаются на учет, обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.При этом какого-либо специального обособленного порядка принятия инвалидов на жилищный учет в Российской Федерации не установлено.

П. не согласилась с выводами суда первой инстанции и обжаловала решение в апелляционном порядке, указывая на то, что судом не были рассмотрены её доводы о незначительном превышении размера площади занимаемого жилого помещения учетной нормы, а также о нарушении её права на постановку на жилищный учет и предоставление жилого помещения во внеочередном порядке с учетом права на дополнительную площадь. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила обжалованное решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения, отметив, что обжалуемое П. письмо ДГИ г. Москвы подготовлено и направлено П. в рамках Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Судебные постановления судов первой и апелляционной инстанции оставлены Вторым кассационным судом общей юрисдикции без изменения. Кассационной инстанцией было дополнительно отмечено, что вопрос о признании П. нуждающейся и постановке её на учет по существу не разрешался, а оспариваемый ответ не препятствует П. обратиться за разрешением этого вопроса в установленном порядке.

Таким образом, при рассмотрении гражданских дел указанной категории судам необходимо устанавливать следующие обстоятельства:

- был ли соблюден порядок обращения за предоставлением государственной услуги по вопросу принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях;

- был ли подан полный комплект документов, обязанность по предоставлению которых возложена на заявителя;

- какой состав семьи претендует на постановку на жилищный учет (часть семьи или все зарегистрированные по месту жительства граждане);

- имеется ли согласие на обработку персональных данных от членов семьи заявителя.

При этом, если при рассмотрении такого дела суд придет к выводу о том, что все условия для предоставления заявителю государственной услуги по вопросу принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях были соблюдены, суд должен исходить из того, что требование об обязании ДГИ г. Москвы поставить заявителя на жилищный учет не может быть удовлетворено; суд общей юрисдикции вправе лишь возложить на ДГИ г. Москвы обязанность по повторному рассмотрению вопроса о постановке на жилищный учет.

 

2. При рассмотрении гражданских дел о признании незаконными действий и решений ДГИ г.Москвы при постановке граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, снятии с жилищного учета, связанных с расчетом обеспеченности площадью жилого помещения, судам города Москвы следует учитывать положения законодательства города Москвы об особенностях определения площади жилых помещений для целей реализации жилищных прав граждан

Учетной нормой площади жилого помещения (далее – учетная норма) является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (часть 4 статьи 50 ЖК РФ).

Нормой предоставления площади жилого помещения по договору социального найма (далее – норма предоставления) является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма (часть 1 статьи 50 ЖК РФ).

При этом, установление нормы предоставления и учетной нормы относится к компетенции органа местного самоуправления (части 2 и 5 статьи 50 ЖК РФ). В силу части 2 статьи 14 ЖК РФ в городе Москве полномочия органов местного самоуправления в области жилищных отношений осуществляются органами государственной власти города Москвы. В настоящее время учетная норма в городе Москве установлена в размере 10 кв.м площади жилого помещения для отдельных квартир и в размере 15 кв.м площади жилого помещения для квартир, жилые помещения в которых предоставлены по решениям уполномоченных органов исполнительной власти города Москвы разным семьям (квартир коммунального заселения).

Из вышеприведенных дефиниций следует, что учетная норма и норма предоставления применяются к площади жилого помещения. Вместе с тем, легальной дефиниции «площади жилого помещения» в ЖК РФ не содержится. Дефиниция части 5 статьи 15 ЖК РФ касается «общей площади жилого помещения» и применяется для описания и характеристики объектов жилищных прав – жилых помещений. Между тем в части 3 статьи 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 дано определение понятия «площади жилого помещения», согласно которому указанная площадь состоит из суммы площадей всех частей жилого помещения, включая площади помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилом помещении, в том числе площади балконов, лоджий, веранд и террас. Таким образом, применительно к площади жилого помещения для определения учетной нормы и нормы предоставления в городе Москве установлено специальное регулирование, включающее в эту площадь площади балконов, лоджий, веранд и террас.

Так, В.К. и С.К.зарегистрированы по месту жительства и проживают на основании договора социального найма в комнате № 2 в двухкомнатной квартире коммунального заселения. Указанными гражданами подано заявление о принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Решением ДГИ г. Москвы В.К и С.К. отказано в предоставлении государственной услуги, в связи с тем, что размер площади жилого помещения, приходящийся на каждого члена семьи составляет 15,24 кв.м, что превышает учетную норму в городе Москве. Оспаривая данное решение, В.К. и С.К. указали, что при расчете уровня их жилищной обеспеченности неправомерно учтена площадь жилого помещения в размере 30,47 кв.м, тогда как без учета лоджий и балконов она составляет 29,7 кв.м.

Отказывая В.К. и С.К. в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции по делу № 2-3219/2021 указал, что площадь жилого помещения при расчете жилищной обеспеченности граждан определяется с учетом правила части 3 статьи 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29, т.е. с учетом площади лоджий и балконов. Применительно к данному делу, из выписки базы данных МосгорБТИ следует, что коммунальная квартира, где проживают В.К. и С.К., имеет следующие параметры: жилая площадь – 27,4 кв.м, общая площадь – 41,8 кв.м, общая площадь (с летними) – 42, 5 кв.м. Площадь жилого помещения комнаты № 2 в коммунальной квартире является расчетной и составляет (42,5 – 0,6 – 0,7) : 27,4 х 19,4 + 0,6 + 0,7 = 30,47 кв.м, где: 19.4 кв.м – жилая площадь комнаты № 2; 0,6 кв.м – площадь шкафа, встроенного в комнате № 2; 0,7 кв.м – площадь балкона в комнате № 2. Таким образом, размер площади жилого помещения, приходящейся на каждого члена семьи соистцов, составляет 15,24 кв.м, что превышает учетную норму города Москвы.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда орт 14 июля 2021 года.

 

3. При рассмотрении дел о признании незаконными действий и решений ДГИ г. Москвы при постановке на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, снятии с жилищного учета, связанных с расчетом обеспеченности площадью жилого помещения с учетом площади жилых помещений, принадлежащих всем членам семьи заявителя на праве собственности либо на праве пользования, судам города Москвы надлежит учитывать следующее

Порядок, условия, основания предоставления гражданам жилых помещений, оказания помощи в приобретении жилых помещений гражданами в собственность в городе Москве установлены ЖК РФ, Законом Москвы от 14 июня 2006 года № 29, государственной программой города Москвы «Жилище» (далее – ГП «Жилище»), утвержденной постановлением Правительства Москвы от 27 сентября 2011 года № 454-ПП и другими нормативно-правовыми актами.

На основании статьи 57 ЖК РФ, статей 2, 4, 17 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 и ГП «Жилище», жителям города Москвы, состоящим на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, в порядке очередности в соответствии с поданным заявлением о форме обеспечения, исходя из даты принятия их на учет предоставляются:

- жилые помещения по договорам социального найма;

- жилые помещения в собственность по договору купли-продажи, в том числе с использованием заемных (кредитных) средств;

- субсидии для приобретения или строительства жилых помещений (далее – субсидия) на рынке недвижимости.

Согласно требованиям части 2 статьи 15, части 5 статьи 57 ЖК РФ, частей 3, 4 статьи 20 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29, предоставляемое гражданам в порядке улучшения жилищных условий жилое помещение должно находиться в границах соответствующего населенного пункта – города Москвы, отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам и быть общей площадью не менее нормы предоставления, которая установлена в размере 18 кв. м площади жилого помещения на одного человека.

Площадь жилого помещения, подлежащего предоставлению гражданам, совместно принятым на жилищный учет решением уполномоченного органа власти города Москвы, определяется как произведение количества граждан, состоящих на жилищном учете, принятых на учет согласно данному решению, и нормы предоставления на одного человека. При определении размера подлежащего предоставлению жилого помещения учитывается суммарная площадь всех жилых помещений (частей жилых помещений), в отношении которых кто-либо из членов семьи обладает самостоятельным правом собственности или правом пользования. Суммарная площадь всех жилых помещений может превышать полученный размер, но не более чем на 9 кв. м. Частью 2 статьи 35 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 допускается предоставление жилого помещения площадью,превышающей вышеуказанные размеры, по договору купли-продажи, в том числе с использованием заемных (кредитных) средств, при наличии такой возможности у продавца. Согласно части 10 статьи 20 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 требования граждан о предоставлении жилого помещения в конкретном месте, доме, на этаже, по конкретному адресу, с определенным количеством комнат, определенного количества жилых помещений, удовлетворению не подлежат.

При рассмотрении данной категории споров, судам необходимо принимать во внимание норму статьи 31 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ), согласно которой, супруги свободны в выборе места жительства.

Статья 34 СК РФ устанавливает, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.В силу правил этой статьи, к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

При рассмотрении гражданского дела № 02-3218/19 были установлены следующие обстоятельства.

Л. в составе семьи из трех человек (она, сын, отец) зарегистрирована по месту жительства и занимает комнату площадью жилого помещения 30,4 кв.м в двухкомнатной коммунальной квартире площадью жилого помещения 55,9 кв.м.

Л., М., К. состояли на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий с 1991 года.

С 2010 года Л. состоит в браке с П.

П. зарегистрирован по месту жительства в двухкомнатной квартире площадью жилого помещения 50,9 кв.м. С мая 2018 года П. является собственником указанной квартиры.

Распоряжением ДГИ г. Москвы Л., М., К. сняты с жилищного учета как обеспеченные жилым помещением по норме предоставления с учетом площади квартиры, принадлежащей П.

Л., посчитав необоснованным распоряжение о снятии ее семьи с жилищного учета, обратилась с иском о признании указанного распоряжения незаконным и восстановлении на жилищном учете.

Разрешая дело, суд первой инстанции согласился с доводамиЛ., указав, что Л., М., К., признанные нуждающимися в улучшении жилищных условий, в жилое помещение П. не вселялись, правами пользования и собственности, на указанное жилое помещение не обладают. П. – супруг Л. на жилищном учете в составе семьи Л. не состоит, изменений в жилищных условиях семьи Л. не произошло, в связи с чем, обеспеченность жилыми помещениями подлежит определению исходя из площади только того жилого помещения, право пользования которым обладает семья Л., состоящая на жилищном учете. Также суд сослался на условия брачного договора, заключенного Л. и П. в 2017 году, в соответствии с которым определен раздельный режим собственности супругов – как недвижимости, приобретенной до заключения брака, так и во время заключения брака, объекты которой являются собственностью того супруга, на чье имя зарегистрирована недвижимость.

ДГИ г. Москвы не согласился с решением суда первой инстанции, обжаловав его в суд апелляционной инстанции, указав на то, что в ДГИ г. Москвы брачный договор представлен не был. Апелляционная инстанция приняла во внимание доводы ДГИ г. Москвы, квалифицировав действия со стороны семьи Л. как злоупотребление правом, указав, что учитывая постановленное ранее Пресненским районным судом города Москвы решение в отношении семьи Л., при рассмотрении гражданского дела по которому не были представлены сведения о заключенном П. (супругом Л.) в мае 2018 года договоре купли-продажи квартиры, регистрации права собственности на указанную квартиру на П. В связи с чем, действия истицы Л. и её супруга П. по заключению брачного договора совершались с целью исключения площади приобретенной квартиры при определении уровня обеспеченности состоящих на жилищном учете лиц. Злоупотребление правом исключает судебную защиту Л.

С выводами суда апелляционной инстанции согласилась кассационная инстанция, которая, рассмотрев жалобу Л., не установила основанийдля пересмотра апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда.

Таким образом, при рассмотрении гражданских дел указанной категории необходимо устанавливать следующие обстоятельства:

- является ли совместно нажитым имуществом жилое помещение, площадь которого учтена ДГИ г. Москвы при расчете жилищной обеспеченности в рамках рассмотрения вопроса о принятии на жилищный учет либо в процессе проверки оснований для дальнейшего состояния на жилищном учете;

- в случае заключения супругами брачного договора, устанавливающего режим раздельной собственности супругов, один из которых состоит на жилищном учете, ключевым обстоятельством является дата заключения брачного договора, а также факт представления его в материалы учетного дела семьи.

 

4. При расчете обеспеченности площадью жилого помещения гражданам, состоящим на жилищном учете либо претендующим на постановку на жилищный учет, необходимо правильно устанавливать вид домовладения, в части возможности его отнесения к домам, непригодным для круглогодичного проживания

Жилое помещение - изолированное помещение (жилой дом, часть жилого дома; квартира, часть квартиры; комната), которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан: отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства (пункты 2, 3 статьи 15, статья 16 ЖК РФ).

При наличии у граждан, состоящих на жилищном учете, на праве собственности дома с назначением «жилое», «жилое строение», по правилам статьи 9 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29, дом подлежит учету при расчете жилищной обеспеченности.

Исключение предусмотрено частью 10 статьи 54 Федерального закона от 29 июля 2017 года № 217-ФЗ «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», согласно которой, общая площадь жилых домов, расположенных на садовых земельных участках, зарегистрированных до 1 января 2019 года, не включается при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения в суммарную общую площадь жилых помещений, занимаемых гражданином и (или) членами его семьи по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности.

Кроме того, Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года № 47(пункты 7,8), предусматривает создание органом местного самоуправления в установленном им порядке комиссии для оценки жилых помещений жилищного фонда Российской Федерации, многоквартирных домов, находящихся в федеральной собственности, и муниципального жилищного фонда. При этом орган местного самоуправления вправе принимать решение о признании частных жилых помещений, находящихся на соответствующей территории, пригодными (непригодными) для проживания граждан и делегировать комиссии полномочия по оценке соответствия этих помещений установленным в Положении требованиям и по принятию решения о признании этих помещений пригодными (непригодными) для проживания граждан.При этом, пунктом 41 указанного Положения установлено, что не может служить основанием для признания жилого помещения непригодным для проживания, в том числе, отсутствие системы централизованной канализации и горячего водоснабжения в одно- и двухэтажном жилом доме.

Так, семья М. в составе 6 человек занимает однокомнатную квартиру площадью жилого помещения 45,1 кв.м. Собственником жилого помещения на основании договора купли-продажи квартиры является М., претендующая на постановку на жилищный учет. При этом трем членам семьи М принадлежит на праве общей долевой собственности жилой дом (по 1/3 доле в праве за каждым), назначение: жилое, площадью 36,1 кв.м, находящийся во Владимирской области.

Семья М. обратилась в ДГИ г. Москвы с запросом по вопросу предоставления государственной услуги «Рассмотрение запроса (заявления) о принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях».

ДГИ г. Москвы принято решение об отказе в предоставлении государственной услуги в связи с тем, чторазмер площади жилого помещения, приходящейся на каждого члена семьи заявителя с учетом площади жилого дома, составляет более учетной нормы.

М., не согласились с вынесенным ДГИ г. Москвы решением по их жилищному вопросу и обратились в Пресненский районный суд города Москвы с требованием о признании уведомления ДГИ г. Москвы незаконным, возложении обязанности на ДГИ г. Москвы повторно рассмотреть заявление о предоставлении государственной услуги о принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Удовлетворяя иск по гражданскому делу № 02-2781/2020, ссылаясь на пункт 4 части 1 статьи 8 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29, суд первой инстанции пришел к выводу, что не имеется оснований считать строение истцов жилым, поскольку, согласно техническому паспорту, в доме отсутствует центральное тепло-водо-газоснабжение и канализация.

Также районный суд применил нормы приложения № 1 к Закону Москвы от 14 июня 2006 года № 29, устанавливающие стандарты благоустройства, которым должны соответствовать благоустроенные жилые помещения в городе Москве.

ДГИ г. Москвы, не согласившись с постановленным решением по делу семьи М., подал апелляционную жалобу, указав на неправомерность учета в качестве надлежащего доказательства по делу технического паспорта, содержащего сведения об отсутствии центрального тепло-газоснабжения и канализации, поскольку указанный документ не является допустимым доказательством непригодности жилого помещения для проживания, противоречит установленной законом процедуре признания жилого помещения непригодным. ДГИ г. Москвы также полагал, что суд первой инстанции, приходя к выводу о том, что дом семьи М. считать жилым оснований не имеется, подменяет деятельность специально уполномоченного органа по признанию жилых помещений непригодными, тем самым нарушает конституционный принцип разделения властей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение Пресненского районного суда города Москвы было отменено, по гражданскому делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований М. было отказано.

При рассмотрении вопроса учета жилого дома в расчет имущественной обеспеченности ДГИ г. Москвы исходит из необходимости наличия решения органа исполнительной власти о признании дома непригодным для проживания в порядке, предусмотренном Постановлением Правительства Российской Федерацииот 28 января 2006 года № 47. При рассмотрении дела судом первой инстанции не было учтено, что решение органа местного самоуправления о признании объекта недвижимого имущества жилого назначения пригодным (непригодным) для проживания граждан в соответствии с вышеназванным Постановлением Правительства Российской Федерации в материалы дела не представлено.

При этом недопустимо применение критериев, установленных Приложением № 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29, относящихся к жилым помещениям, находящимся в городе Москве, к жилому дому, который расположен во Владимирской области. Указанныенормы права не носят экстрерриториального действия, распространяются только на территорию города Москвы.

Суд первой инстанции не учел данные обстоятельства, что повлекло отмену вынесенного судебного решения.

Таким образом, при рассмотрении гражданских дел данной категории должен приниматься во внимание факт установления непригодности для проживания жилого помещения исключительно в соответствии с установленной Правительством Российской Федерации процедурой. При этом, надлежащим доказательством является решение органа исполнительной власти о признании дома непригодным для проживания. Кроме того, необходимо устанавливать целевое назначение земельных участков и вид их разрешенного использования, в случае учета при расчете жилищной обеспеченности жилого дома, расположенного на земельном участке.

 

5. При рассмотрении гражданских дел об оспаривании действий и решений ДГИ г. Москвы по отказу в предоставлении вне очереди жилого помещения в порядке улучшения жилищных условий, гражданину, состоящему на жилищном учете и страдающему тяжелой формой хронического заболевания, судам необходимо принимать во внимание, что единственным доказательством наличия заболевания является справка по установленной форме на жилищные льготы

Гражданам, состоящим на жилищном учете и страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, жилые помещения предоставляются вне очереди (часть 2 статьи 57 ЖК РФ, статья 17 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29).

Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире утвержден приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 29 ноября 2012 года № 987н.

Справки по установленной форме на жилищные льготы по состоянию здоровья выдаются гражданам медицинскими учреждениями в порядке, определенном приказом Департамента здравоохранения города Москвы от 18 февраля 2013 года № 117 «О выдаче справок о праве граждан на жилищные льготы по состоянию здоровья» (справка ф. 3).

Пунктом 4.8 постановления Правительства Москвы от 9 сентября 2008 года № 815-ПП «О порядке учета граждан в целях реализации городских жилищных программ» (в редакции постановления Правительства Москвы от 28 декабря 2017 года № 1100-ПП) установлено, что сведения о наличии у гражданина жилищных льгот вносятся в учетное дело ДГИ г. Москвы исключительно на основании заявления гражданина – носителя льготы по результатам проверки в установленном порядке представленных им сведений.

При рассмотрении дел данной категории суды устанавливают факты состояния гражданина на жилищном учете и наличия у гражданина заболевания, включенного в Перечень, утвержденный приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 29 ноября 2012 года № 987н, путем направления судебных запросов в соответствующие медицинские учреждения.

Так, семья Д. с составом 6 человек,зарегистрированы по месту жительства и проживают в отдельной трехкомнатной квартире площадью жилого помещения 94,5 кв.м. С 1999 года указанная семья состоят на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий.

ДГИ г. Москвы посчитал, что семья Д. установленного законодательством права на обеспечение жилым помещением вне очереди не имеет, поскольку семья Д. проживает в отдельной квартире одной семьей.

Д., полагая жилищные права своей семьи нарушенными, обратилась в Пресненский районный суд города Москвы с требованиями опризнании отказа в предоставлении жилого помещения вне очереди незаконным, обязании предоставить отдельные жилые помещения.

Суд первой инстанции по гражданскому делу № 02-5610/2019, разрешая заявленные требования, указал, что отсутствуют правовые основания для обеспечения семьи Д. жилыми помещениями во внеочередном порядке ввиду того, что в ответ на запрос суда в медицинское учреждение поступил протокол врачебной подкомиссии, согласно которому член семьи Е. не имеет жилищных льгот по состоянию здоровья для предоставления права на внеочередное предоставление жилых помещений, однако, имеет заболевание, дающее ему право на дополнительную жилую площадь.

Д. подала апелляционную жалобу, указав на то, что судом первой инстанции не было учтено, что два члена ее семьи – Е. и К. – инвалиды, состоящие на жилищном учете, вместе с тем, жилым помещением по установленным нормам площади семья Д. не обеспечена во внеочередном порядке.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение Пресненского районного суда города Москвы было отменено, по гражданскому делу вынесено новое решение, которым исковые требования Д. удовлетворены.

Основанием для отмены решения суда первой инстанции явилось неправильное применение норм материального права.

Отказывая в удовлетворении иска, суд не дал оценки представленной в материалы дела справке по установленной форме, выданной медицинским учреждением, согласно которой К. – член семьи Д., состоящий на жилищном учете, имеет тяжелую форму хронического заболевания, указанного в приказе Министерства здравоохранения Российской Федерации от 29 ноября 2012 № 987н.Таким образом, К. – член состоящей на жилищном учете семьи Д. – страдает тяжелой формой хронического заболевания, при котором невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, что является основанием для применения положений статьи57 ЖК РФ.

Суд первой инстанции не учел данные обстоятельства, что повлекло отмену вынесенного судебного решения.

Семья П. в составе 3 человек, зарегистрированы по месту жительства и проживают в комнате в двухкомнатной квартире коммунального заселения, стоят на жилищном учете с 2000 года.

ДГИ г. Москвы посчитал, что семья П. установленного законодательством права на обеспечение жилым помещением вне очереди не имеет, ввиду отсутствия в материалах учетного дела справки о наличии заболевания, включенного в перечень.

П., ссылаясь на длительность состояния на жилищном учете и отсутствие материальной обеспеченности для улучшения жилищных условий с помощью кредитных средств, обратилась в Пресненский районный суд города Москвы с требованиями о признании отказа в предоставлении жилого помещения вне очереди незаконным, обязании предоставить отдельные жилые помещения.

Суд первой инстанции при рассмотрении данного гражданского дела № 02-4420/2020указал, что отсутствуют правовые основания для обеспечения семьи П. жилыми помещениями во внеочередном порядке, поскольку документы о наличии права на предоставление жилья вне очереди, согласно Перечню, утвержденному приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 29 ноября 2012 года № 987н, в материалах учетного дела семьи П. отсутствуют.

 

6. Непременным условием для возникновения обязательств государства перед лицами, отнесенными к действию Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии на Чернобыльской АЭС» (далее - Закон № 1244-1), Федерального закона от 25 октября 2002 года № 125-ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» (далее - Федеральный закон № 125-ФЗ) является признание в установленном законом субъекта Российской Федерации порядке нуждающимися в жилых помещениях (улучшении жилищных условий), включение в списки лиц, изъявивших желание получить сертификат в планируемом году

Граждане Российской Федерации, перед которыми государство имеет обязательства в соответствии с законодательством Российской Федерации, подлежат обеспечению жилыми помещениями в рамках основного мероприятия «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» государственной программы «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации» (далее – основное мероприятие), утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2017 года № 1710.

ДГИ г. Москвы осуществляет учет граждан – основного мероприятия в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года № 153 «О некоторых вопросах реализации основного мероприятия «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» государственной программы Российской Федерации «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации» (вместе с «Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации основного мероприятия «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» государственной программы Российской Федерации «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации») и постановлением Правительства Москвы от 11 мая 2010 года № 388-ПП «Об утверждении Правил рассмотрения заявлений граждан об участии в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2015-2020 годы Департаментом городского имущества города Москвы и оформления и выдачи государственных жилищных сертификатов о выделении социальной выплаты на приобретение жилых помещений».

С 1 января 2018 года мероприятия федеральной целевой программы «Жилище» интегрируются в состав государственной программы Российской Федерации «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации" (далее –Программа) в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 октября 2017 года № 1243 «О реализации мероприятий федеральных целевых программ, интегрируемых в отдельные государственные программы Российской Федерации».

В соответствии с подпунктом «е» пункта 5 ранее упомянутого ПостановленияПравительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года№ 153, право на получение социальной выплаты, удостоверяемой сертификатом, в рамках подпрограммы имеют:граждане, подвергшиеся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии на производственном объединении «Маяк», и приравненные к ним лица, вставшие на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, имеющие право на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета в соответствии со статьями 14, 15, 16, 17 и 22 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», Федеральным законом от 26 ноября 1998 года № 175-ФЗ «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча» и Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2123-1 «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска».

По условиям подпункта «г» пункта 19 Правил для участия в подпрограмме граждане, указанные в пункте 5 этих Правил, подают соответственно в воинские части, организации, учреждения федеральных органов (далее – подразделения) или в органы местного самоуправления, в которых они состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях (в качестве граждан, имеющих право на получение социальных выплат), заявление (рапорт) об участии в подпрограмме по форме согласно приложению № 1, документы о своем согласии и согласии всех членов своей семьи на обработку персональных данных о себе по форме согласно приложению № 1(1) с приложением следующих документов:

- документ, подтверждающий право гражданина на обеспечение жилым помещением за счет средств федерального бюджета;

- выписка из домовой книги и копия финансового лицевого счета;

- выписка из решения органа по учету и распределению жилых помещений о постановке на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (в жилых помещениях);

- копия документа, подтверждающего право на дополнительную площадь жилого помещения (в случаях, когда такое право предоставлено законодательством Российской Федерации);

- копии документов, удостоверяющих личность каждого члена семьи.

Пунктом 24 Правил определено, что в целях организации работы по выдаче сертификатов в планируемом году формируются списки граждан, изъявивших желание получить сертификат, в отношении граждан – участников подпрограммы, указанных в подпунктах «е» и «ж» пункта 5 Правил, – в хронологической последовательности, в какой граждане – участники подпрограммы были поставлены на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, с учетом их права на обеспечение жилыми помещениями вне очереди, установленного законодательством Российской Федерации.

Пунктом 2 статьи 14, пунктом 1 статьи 15 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1 определено, что гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 части первой статьи 13 этого Закона, гарантируется обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий жилой площадью в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации, один раз. Гражданам, указанным в пункте 3 части первой статьи 13 этого Закона, предоставляются меры социальной поддержки, предусмотренные пунктами 3 – 12, 14 части первой статьи 14 Закона. Кроме того, им гарантируются, в том числе, обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий жилой площадью в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации, один раз.

Как следует из приведенных положений Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1, граждане имеют право на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета в соответствии с этим Законом (т.е. на получение социальных выплат) при соблюдении двух условий: если они относятся к числу определенных этим Законом категорий и одновременно являются нуждающимися в жилых помещениях (улучшении жилищных условий).

Как указал в своем определении Конституционный Суд Российской Федерации от 21 декабря 2011 года № 1810-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Агуреева Павла Ивановича и Киреева Алексея Павловича на нарушение их конституционных прав пунктом 2 статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», оспариваемое заявителями положение пункта 2 части первой статьи 14 «Возмещение вреда и меры социальной поддержки граждан, получивших или перенесших лучевую болезнь, другие заболевания, и инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы» Закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в редакции Федерального закона от 4 июня 2011 года № 130-ФЗ, не применявшейся в конкретном деле заявителей, равно как и пункт 2 статьи 14 названного Закона в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года                   № 122-ФЗ, предусматривая гарантии однократного обеспечения соответствующей категории граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, жилой площадью в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации, по существу носят отсылочный характер.

Таким образом, право на участие в программе имеют граждане, подвергшиеся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии на производственном объединении «Маяк», и приравненные к ним лица, вставшие на учет нуждающихся в жилых помещениях (улучшении жилищных условий).

Аналогичные нормы предусмотрены в части регулирования правоотношений по обеспечению права на участие в программе лицами, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

В соответствии с Федеральным законом от 25 октября 2002 года № 125-ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» право на получение жилищных субсидий имеют граждане, прибывшие в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности не позднее 1 января 1992 года, имеющие общую продолжительность стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях не менее пятнадцати календарных лет, не имеющие других жилых помещений на территории Российской Федерации за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей или нуждающиеся в улучшении жилищных условий и не получавшие субсидий на эти цели. Такое право сохраняется за гражданами, которые в соответствии с ранее действовавшим законодательством приобрели его при наличии стажа работы в указанных районах и местностях не менее десяти календарных лет и состояли по месту жительства на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.

В соответствии с подпунктами «з», «и» пункта 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года № 153, право на получение социальной выплаты, удостоверяемой сертификатом, в рамках подпрограммы имеют: граждане, выезжающие (выехавшие) из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, имеющие право на получение социальной выплаты в соответствии с Федеральным законом «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей»;граждане, выезжающие из населенных пунктов (в том числе из городов, поселков), с полярных станций, находящихся в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и закрывающихся в соответствии с законодательством Российской Федерации на основании решений органов государственной власти субъектов Российской Федерации по согласованию с Правительством Российской Федерации (далее – закрывающиеся населенные пункты), имеющие право на получение социальной выплаты в соответствии с Федеральным законом «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из закрывающихся населенных пунктов в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

Положением о регистрации и учете граждан, имеющих право на получение социальных выплат для приобретения жилья в связи с переселением из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 декабря 2002 года № 879, установлено, что регистрация и учет граждан Российской Федерации, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей                   не ранее 1 января 1992 года, имеющих право на получение в соответствии с Федеральным законом «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» социальной выплаты для приобретения жилья за счет средств федерального бюджета, производятся по месту их постоянного проживания в соответствии с действующим на территории субъектов Российской Федерации порядком регистрации и учета указанной категории граждан.

Необходимым условием для постановки на учет граждан, имеющих право на получение социальных выплат для приобретения жилья, является соответствие гражданина требованиям, указанным в статье 1 Федерального закона «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» либо в статье 2 Федерального закона «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из закрывающихся населенных пунктов в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

В соответствии с вышеприведенным законодательством, одним из требований является отсутствие у гражданина жилых помещений на территории Российской Федерации за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей или признание его нуждающимся в улучшении жилищных условий. Причем действующим законодательством не предусмотрены какие-либо специальные порядок и критерии признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий, в жилых помещениях (далее – нуждаемость).

В силу статьи 13 ЖК РФ, определение условий и порядок постановки на жилищный учет, порядок ведения жилищного учета и предоставления жилых помещений из жилищного фонда субъекта Российской Федерации отнесено к ведению органов государственной власти субъекта Российской Федерации.

Как отмечено ранее, в субъекте Российской Федерации городе Москве, единый порядок, условия и основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях определены статьями 1, 7, 8, 9 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29.

Абзацем 5 пункта 3 Методических рекомендаций по реализации некоторых вопросов, связанных с обеспечением жилыми помещениями отдельных категорий граждан, установленных федеральным законодательством, разосланным Письмом Минстроя России от 7 августа 2017 года № 28068-ЕС/05, подчеркнуто, что ограничения по минимальному сроку проживания на территории субъекта Российской Федерации может применяться при рассмотрении вопросов о принятии на муниципальный учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях всех категорий граждан, перед которыми имеются федеральные жилищные обязательства, за исключением граждан, имеющих статус вынужденных переселенцев.

Так, Т., будучи зарегистрированным по месту пребывания в городе Москве, обратился с заявлением о включении его с семьей из трех человек (он, жена, сын) в состав участников подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2015-2020 годы.

Жена и сын Т. зарегистрированы по месту жительства в Московской области, сведения об их жилищной обеспеченности отсутствовали.

Стаж работы Т. в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностей составляет 22 года 5 месяцев.

Распоряжением ДГИ г. Москвы Т. было отказано в признании участником подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2015-2020 годы ввиду отсутствия места жительства в городе Москве.

Т. обратился в Пресненский районный суд города Москвы с иском к ДГИ г. Москвы, в котором просил признать обоснованность его права на получение жилищного сертификата и постановки на учет на основании предъявленных документов о трудовом стаже в районах Крайнего Севера (более 22-х лет), также просил обязать ДГИ г. Москвы поставить на учет нуждающихся в жилых помещениях.

Суд первой инстанции по гражданскому делу № 02-1496/2020, рассмотрев доводы Т. и ДГИ г. Москвы, указал, что, исходя из положений действующего законодательства, для участия в программе «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» необходимо быть признанным в установленном порядке нуждающимся в жилом помещении.

Разрешая спор по существу, суд также указал, что суд общей юрисдикции не вправе подменять деятельность органов законодательной, исполнительной власти, поскольку иное означало бы нарушение закрепленных Конституцией Российской Федерации принципов разделения властей, самостоятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также прерогатив органов государственной власти субъектов Российской Федерации и судов общей юрисдикции (статьи 10, 11, 118 Конституции Российской Федерации).

Ввиду чего, в удовлетворении требований Т. было отказано.

Т. не согласился с решением суда первой инстанции и обратился с апелляционной жалобой по тем основаниям, что он является пенсионером, инвалидом второй группы, более 22 лет проживал в районах Крайнего Севера и имеет стаж работы более 22 лет. Также Т. указал на отсутствие жилья для постоянного проживания как в Москве, так и в других регионах Российской Федерации, каких-либо субсидий (социальных выплат) для решения своей жилищной проблемы Т. не получал. Т. посчитал, что судом первой инстанции указанные доводы рассмотрены не были.

Суд апелляционной инстанции подтвердил законность решения суда первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда указала, что районный суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Т. и исходил из того, что распоряжение ДГИ г. Москвы об отказе в признании участником подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» Т. не оспаривалось и в настоящем деле не оспаривается, в установленном порядке Т. нуждающимся в жилом помещении не признан. Также в апелляционном определении особо был отмечен вывод районного суда о конституционном принципе разделения властей и недопущении подмены деятельности органа исполнительной власти.

В свою очередь, Т. обратился с кассационной жалобой, отмечая, что его доводы не были рассмотрены судебными инстанциями.

Определением Второго кассационного суда общей юрисдикции состоявшиеся судебные постановления признаны законными и обоснованными.

Следовательно, при рассмотрении гражданских дел указанной категории необходимо принимать во внимание, что общий порядок постановки на жилищный учет, установленный законом субъекта Российской Федерации, распространяется на граждан, обладающих правом на обеспечение в силу действия норм федерального законодательства, без каких-либо исключений.

 

7. При рассмотрении дел о признании незаконными распоряжений ДГИ г. Москвы об отказе в признании малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, отложении рассмотрения вопроса обеспечения нуждающихся в жилых помещениях, в связи с намеренным ухудшением жилищных условий, следует учитывать нижеприведенные положения

В соответствии со статьей 53 ЖК РФ граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Условия признания жителей города Москвы нуждающимися в жилых помещениях установлены в статье 7 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29.

Одним из условий, в том числе, является отсутствие за пять лет, предшествующих подаче заявления, действий, повлекших ухудшение жилищных условий, в результате которых они могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях.

Согласно части 2 статьи 10 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29, к действиям, повлекшим ухудшение жилищных условий, относятся:

1) изменение порядка пользования жилыми помещениями путем совершения сделок;

2) обмен жилыми помещениями;

3) невыполнение условий договоров о пользовании жилыми помещениями, повлекшее выселение граждан в судебном порядке;

4) изменение состава семьи, в том числе в результате расторжения брака;

5) вселение в жилое помещение иных лиц (за исключением вселения временных жильцов);

6) выдел доли собственниками жилых помещений;

7) отчуждение имеющегося в собственности граждан и членов их семей жилого помещения или частей жилого помещения.

В данных нормахимеются в видуименно волевые действия, направленные на приобретение права состоять на учете (например, обмен, продажа, перевод из жилого помещения в нежилое и т.п.).

В соответствии со сложившейся судебной практикой указанные конкретные действия влекут отказ в постановке на жилищный учет либо отложение вопроса обеспечения жилым помещением лишь в том случае, когда в результате совершения этих действий жилищные права гражданина действительно ухудшились.

Так, семья Д в составе 4 человек в 2019 году обратилась с запросом (заявлением) о принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Указанные заявители занимают однокомнатную квартиру площадью жилого помещения 32,8 кв.м. Собственником квартиры на основании договора передачи является Д.

ДГИ г.Москвы было выявлено, что Д. до 2018 года являлся собственником квартиры площадью 96,7 кв.м в Московской области.

Уведомлением ДГИ г. Москвы отказано в предоставлении государственной услуги для рассмотрения вопроса о постановке на жилищный учет в связи с тем, что ДГИ г. Москвы установлено совершение Д. действий, повлекших ухудшение жилищных условий, а именно: отчуждение жилого помещения в течение пяти лет до подачи заявления о постановке на жилищный учет.

Семья Д., посчитав свои жилищные права нарушенными, обратилась в Пресненский районный суд города Москвы с требованием о признании неправомерным уведомления ДГИ г. Москвы. Семья Д. в обоснование своих требований указала, что отчуждение спорной квартиры не было направлено на ухудшение жилищных условий, а денежные средства, полученные от ее продажи, были направлены на погашение кредитных обязательств Д.

Судом первой инстанции по гражданскому делу № 02-1352/2021 было установлено, что размер площади жилого помещения, приходящейся на каждого члена семьи заявителя составляет 8,2 кв.м. До отчуждения квартиры, расположенной в Московской области, размер площади жилого помещения, приходящейся на каждого члена семьи заявителя из 4 человек составлял 32,37 кв. м, что более учетной нормы и не соответствовало установленным пунктом 1 части 1 статьи 8 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 основаниям признания жителей города Москвы нуждающимися в жилых помещениях.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что указанные заявители совершили за пять лет, предшествующих дате подачи заявления действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, в результате которых они могли бы быть признаны нуждающимися в жилых помещениях (отчуждение в 2018 году имеющейся в собственности жилого помещения у Д.).

При рассмотрении гражданского дела № 02-3703/2020 были установлены следующие обстоятельства.

Семья Б. в составе 5 человек занимают комнату в квартире коммунального заселения площадью жилого помещения 25,2 кв.м. Причем Б., К. состоят на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий с 1999 года.

По результатам перерегистрации учетного дела семьи Б. установлено, что в 2018 году Н. (супруг К.) была отчуждена принадлежавшая на праве собственности квартира площадью жилого помещения 38,4 кв.м,расположенная в Московской области.

Н. намеренно ухудшил жилищные условия семьи Б., поскольку исключил площадь жилого помещения, ранее принадлежащей ему, из расчета жилищной обеспеченности семьи Б.

По результатам перерегистрации принято решение о переносе рассмотрения вопроса о предоставлении семье Б. жилого помещения из жилищного фонда города Москвы либо субсидии по истечении пяти лет после совершения действий, повлекших к ухудшению жилищных условий.

Б. обратилась в Пресненский районный суд города Москвы с требованием о признании неправомерным решения ДГИ г. Москвы об отложении рассмотрения вопроса о предоставлении жилого помещения на 5 лет со дня ухудшения жилищных условий семьи Б.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что совершенное отчуждение Н. жилого помещения не привело к ухудшению жилищных условий семьи Б., поскольку Н. в занимаемой семьей Б. комнате по месту жительства зарегистрирован не был, на жилищном учете не состоял, отчужденное жилое помещение приобреталось им до регистрации брака с К., т.е. семья Б. не имела права пользования данной квартирой.

Иные обстоятельства были установлены судом по гражданскому делу № 02-3068/2019 по иску семьиИ.

Семья И. в составе 9 человек зарегистрированы по месту жительства и занимают двухкомнатную квартиру площадью жилого помещения 54,4 кв.м.

В сентябре 2019 года семья И. обратилась с запросом (заявлением) о принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

При рассмотрении заявления, ДГИ г. Москвы было выявлено, что И. прибыла в занимаемое жилое помещение в апреле 2015 года, по прежнему месту жительства на жилищном учете не состояла. Другой член семьи К. прибыла в занимаемое жилое помещение в 2018 году, по прежнему месту жительства на жилищном учете не состоял.

ДГИ г. Москвы принято решение об отказе в предоставлении государственной услуги в связи с тем, что ДГИ г. Москвы установлено совершение действий, повлекших ухудшение жилищных условий, а именно: вселениеновых членов семьи, в результате которого, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого члена семьи заявителя уменьшилась, а также ввиду отсутствия 10-летнего срока проживания Ш., Г., К. на законных основаниях в городе Москве.

И. не согласилась с отказом в постановке на жилищный учет, и обратилась в Пресненский районный суд города Москвы с требованием о признании уведомления ДГИ г. Москвы незаконным, обязании признать нуждающимися в жилых помещениях.

Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных И. требований, поскольку заявителем было совершено за пять лет, предшествующих дате подачи заявления о признании нуждающимися в предоставлении жилых помещений, действие, повлекшее ухудшение жилищных условий. Так, районным судом было установлено, что Г. прибыл на спорную площадь в ноябре 2018 года из Псковской области, Ш. прибыл на спорную площадь в октябре 2018 года из города Воркуты. Вселение Г. и Ш. в спорную площадь повлекло уменьшение площади жилого помещения, приходящегося на каждого члена семьи заявителя, что не соответствует установленным пунктом 4 статьи 7 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 условиям, дающим право жителям города Москвы быть принятыми на жилищный учет для дальнейшего обеспечения жилыми помещениями.

И. подала апелляционную жалобу, указав на то, что претендует на постановку на жилищный учет она одна, ввиду чего, вселение Г. и Ш., а также отсутствие у Ш., Г. и К. 10-летнего срока проживания в городе Москве по месту жительства на законных основаниях правового значения не имеют.

Судом апелляционной инстанции была подтверждена законность вынесенного решения суда первой инстанции, относительно установления факта совершения И. действий, повлекших ухудшение жилищных условий. Дополнительно было отмечено, что семья И. состоит из 9 человек, которые также, как и И., зарегистрированы с ней по месту жительства, в связи с чем, утверждение И. о том, что на жилищный учет подлежит принятию она одна, противоречит законодательству (пункт 4.6. Порядка учета граждан в целях реализации городских жилищных программ, утвержденного постановлением Правительства  г. Москвы от 9 сентября 2008 года № 815-ПП).

И. обратилась в кассационную инстанцию, указав, что, будучи вдовой инвалида Великой Отечественной войны, имеет право на меры социальной поддержки в виде предоставления жилого помещения, а в спорном жилом помещении зарегистрирована только по месту пребывания.

Вторым кассационным судом судебные постановления, состоявшиеся по делу И., были оставлены без изменения, учитывая, что сама И. совершила действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, в частности, прибыла на спорную площадь в 2015 году, где была зарегистрирована по месту жительства, а не по месту пребывания.

При рассмотрении гражданского дела № 02-1460/2020 были установлены следующие обстоятельства.

Семья Д. в составе 8 человек зарегистрирована по месту жительства и занимают отдельную квартиру площадью жилого помещения 77 кв.м.

Семья Д. в составе 7 человек (в том числе 3-е несовершеннолетних детей) состоит на учете нуждающихся в жилых помещениях с 2011 года.

В 2017 году в спорную квартиру был вселен К. – супруг Д.

ДГИ г. Москвы, посчитав, что вселение К. фактически ухудшило жилищные условия семьи, отложил на 5 лет рассмотрение вопроса о предоставлении компенсационной выплаты семье Д.

Д. не согласилась с указанным решением ДГИ г. Москвы, обратилась в Пресненский районный суд города Москвы, указав, что К. не состоит на жилищном учете, на улучшение жилищных условий не претендует.

Судом первой инстанции были приняты во внимание доводы Д., ее исковые требования были удовлетворены с указанием на то, что сам факт регистрации по месту жительства не является ухудшением жилищных условий.

ДГИ г. Москвы подал апелляционную жалобу на состоявшееся решение районного суда, ссылаясь на то, что действующим жилищным законодательством вселение в жилое помещение лиц напрямую является ухудшением жилищных условий. Также ДГИ г. Москвы привел подробный расчет суммы, на которую увеличился размер компенсационной выплаты в результате вселения К. по месту жительства семьи Д.

Апелляционной инстанцией решение суда первой инстанции было отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Судебная коллегия по гражданским делам отметила, что вселение К. – супруга Д. – повлияло на жилищные условия семьи Д.,а размер компенсационной выплаты (субсидии) увеличился с 10892353 рублей до 11632610 рублей. Следовательно, вселение К. – супруга Д. – фактически повлекло ухудшение жилищных условий.Указанные доводы ДГИ г. Москвы не были учтены при рассмотрении дела в суде первой инстанции, что повлекло отмену судебного решения.

Таким образом, при рассмотрении гражданских дел данной категории подлежат установлению следующие обстоятельства:

- действительно ли в результате вселения лица в спорное жилое помещение произошло уменьшение площади жилого помещения, приходящегося на каждого члена семьи заявителя;

- повлияло ли вселение лица, не состоящего на жилищном учете, на размер предоставляемого жилого помещения либо на размер предоставляемой субсидии/компенсационной выплаты в порядке улучшения жилищных условий;

- увеличилась ли площадь жилого помещения, подлежащего предоставлению в порядке улучшения жилищных условий (равно как и размер субсидии/компенсационной выплаты) в результате расторжения брака;

- кому принадлежало на праве собственности отчужденное жилое помещение, является ли оно совместно нажитым имуществом супругов.

 

8. При рассмотрении дел о признании незаконными действий ДГИ  г. Москвы об истребовании документов, содержащих персональные данные гражданина, в порядке проведения перерегистрации учетного дела, следует учитывать следующие положения законов 

Перед принятием решения о предоставлении в пользование или приобретении в собственность жилых помещений с помощью города Москвы уполномоченный орган исполнительной власти проводит проверку оснований, позволяющих жителям города Москвы состоять на жилищном учете и дающих им право на получение в пользование либо приобретение в собственность жилых помещений с помощью города Москвы  (часть 6 статьи 16 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29).

Для определения уровня жилищной обеспеченности суммируется площадь всех жилых помещений/частей жилых помещений, в отношении которых заявитель и/или члены его семьи обладают самостоятельным правом пользования или правом собственности, и делится на количество членов семьи

Часть 2 статьи 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 года № 29 определяет состав членов семьи заявителя, к которому относятся:

- супруг (супруга) независимо от места их жительства;

- несовершеннолетние дети независимо от места их жительства;

- лица, объединенные признаками родства или свойства, совместно проживающие в жилом помещении;

- граждане, проживающие совместно с заявителем, в том числе вселенные им в жилое помещение в качестве членов семьи в установленном порядке либо на основании решения суда.

В соответствии с постановлением Правительства Москвы от 9 сентября 2008 года № 815-ПП «О порядке учета граждан в целях реализации городских жилищных программ», ДГИ г. Москвы осуществляет перерегистрацию граждан, состоящих на жилищном учете, путем истребования у организаций и, при необходимости у граждан, документов, подтверждающих в полном объеме условия, послужившие основанием для принятия их на учет и права граждан на дальнейшее пребывание на учете.

Согласно постановлению Правительства Москвы от 20 февраля 2013 года №99-ПП, мероприятия по проведению перерегистрации учетных дел осуществляет ДГИ г. Москвы в соответствии с порядком, утвержденным приказом ДГИ г. Москвы от 5июля 2017 года № 169 «Об утверждении Порядка осуществления перерегистрации жителей города Москвы, включенных в список принятых на жилищный учет».

Таким образом, представление документов всех членов семьи, зарегистрированных по месту жительства семьи граждан, состоящих на жилищном учете, а также их супругов и/или несовершеннолетних детей, зарегистрированных по иным адресам, для проведения перерегистрации является обязательным, при этом каждый из членов семьи вправе подать копии своих личных документов в ДГИ г.Москвы самостоятельно.

Так, семья Ч. в составе 4 человек состоят на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий с 1998 года.В адрес семьи Ч. ДГИ г. Москвы было направлено уведомление о необходимости представить документы в отношении всех членов семьи, поставленных на учет, а также в отношении несовершеннолетней дочери и супруги Ч. – Л. и М., супруги Н. – З. для проведения перерегистрации учётного дела. Представленные документы в отношении Ч., К., Н., Д. были приняты в работу для проведения перерегистрации учётного дела.

В ходе проверки документов установлено, что документы в отношении несовершеннолетней дочери и супруги Ч. – Л. и М., супруги Н. – З. не представлены, в связи с чем,недостающие документы были запрошены для завершения перерегистрации.

Ч.обратился в Пресненский районный суд города Москвы с требованием о признании требования ДГИ г. Москвы о представлении документов незаконным, возложении обязанности на ДГИ г. Москвы рассмотреть вопрос о перерегистрации учетного дела семьи Ч. без затребования личных документов в отношении Л., М., З., не состоящих на учете нуждающихся в улучшении жилищный условий.

Суд первой инстанции по гражданскому делу № 02-5667/2020 пришел к выводу об отсутствии необходимости истребования со стороны ДГИ г. Москвы документов в отношении Л., М., З., поскольку они не претендуют на улучшение жилищных условий и не вселялись в жилое помещение семьи Ч.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение Пресненского районного суда города Москвы было отменено, по гражданскому делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Ч. отказано.

Основанием для отмены решения суда первой инстанции явилось неправильное применение норм материального права.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции не учел, что при определении уровня жилищной обеспеченности стоящих на жилищном учете Ч. и Н. принципиальное значение имеет наличие у них в совместной собственности вместе с супругами, соответственно, жилых помещений, зарегистрированных не на имя стоящих на учете граждан, а на имя их супругов – М. и З., в которых, однако, стоящие на учете граждане имеют право собственности на определенную долю этих жилых помещений, поскольку для определения уровня жилищной обеспеченности стоящих на жилищном учете граждан суммируется площадь всех жилых помещений/частей жилых помещений, в отношении которых они обладают правом пользования или правом собственности, включая совместную собственность супругов.

Суд первой инстанции не учел данные обстоятельства, что повлекло отмену вынесенного судебного решения.

Анализ судебной практики по делам об обеспечении жилищных прав граждан за 2019 – 2020 годы показал, что данная категория дел является многочисленной, вместе с тем при рассмотрении дел судам следует внимательно подходить к выяснению обстоятельств, имеющих значения для дела, а также применению норм материального права к спорным правоотношениям.

Строгое соблюдение положений законов при рассмотрении дел данной категории позволит избежать допущения ошибок и будет способствовать формированию единообразия судебной практики.