Новости

Добились признания права пользования комнатой за бывшим беженцем, незаконно выселенным из московской гостиницы

20.08.2020 23:47

В аэропорту «Шереметьево» есть малолюдный коридор, куда охранники сгоняют всех бездомных, чтобы те не смущали остальных пассажиров. Здесь три металлических скамьи, на одной полулежа дремлет полутораметровый старичок лет шестидесяти. Одну руку он положил на подлокотник, а другой придерживает, чтобы никто не украл, свои вещи: трость, пакет с продуктами и толстую сумку с документами...

Сегодня по подготовленной нами апелляционной жалобе Мосгорсуд отменил абсурдное решение Останкинского районного суда г.Москвы от 18 декабря 2019 г. о законности самоуправного выселения из гостиницы "Алтай" бакинского беженца, инвалида 1-й гр. Бориса Айрапетяна, прожившего в ней почти 30 лет, более 15 лет состоящего на учёте нуждающихся в предоставлении жилья в г.Москве. Апелляционная коллегия удовлетворила его встречный иск о признании права бессрочного пользования переоборудованным гостиничным номером вплоть до обеспечения постоянным жильём. Впрочем, это не конец - собственники гостиницы заявили о намерении оспорить решение в кассационной инстанции.

В суде первой инстанции беженца защищал адвокат Филипп Шишов, сотрудничающий с Комитетом "Гражданское содействие". Сумев правильно выстроить линию защиты, истребовать и приобщить в дело необходимые доказательства, Филипп внёс основной вклад в положительное решение Мосгорсуда.

В гостиницу "Алтай" Борис Сергеевич был вселён был в далеком 1990 г. по специальному решению Совета Министров СССР вместе с другими армянскими беженцами, которых депортировали в РСФСР из-за первого в Советском Союзе межнационального конфликта в г.Баку. Соседей переселили в мкр. Востряково, а Борису с мамой, пожилым инвалидам, чиновники из миграционной службы Москвы предложили заброшенную квартиру в непригодном для проживания состоянии, от получения которой, они, разумеется, отказались. Больше не предложили ничего, и программу переселения вовсе закрыли.

В 2018 г. гостиница была приватизирована и комната бывшего беженца несколько раз перепродана и переоборудована в 2 гостиничных номера. Перед продажей прежний собственник решил не церемониться со стариком: Бориса Сереевича избили и выкинули из омнаты, запретив появляться. Затем вывезли и разграбили мебель, утварь и личные вещи.

Далее приводим публикации из "Новой газеты" об этой скандальной ситуации.

 

Отрезали от дома

Новый собственник запретил москвичу проживать в выделенной ему 30 лет назад комнате

«Думаю, на вокзал поехать ночевать. На Павелецкий, может быть. Сесть в кресло и хотя бы поспать», — Борис Айрапетян стоит передо мной в спортивных штанах и потертой куртке. В его очках только одно стекло, в руках старая трость. Ему 64 года и он беженец из Азербайджана. Борис почти 30 лет прожил в гостинице «Алтай» на северо-востоке Москвы, получил здесь две комнаты на семью. Но в прошлом году гостиницу выкупил новый владелец. Айрапетяну предложили «компенсацию», а когда он отказался — отключили отопление, потом воду и в конце концов заблокировали вход в законное жилье.

 
Борис Айрапетян на фоне здания гостиницы «Алтай», где он жил 30 лет. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

В ноябре мы уже писали о том, как из здания бывшей гостиницы «Алтай» начали выселять беженцев из Азербайджана, которые получили комнаты здесь ещё в начале 90-х. 30 лет они законно жили в Москве, но когда в 2018 году у гостиницы сменился собственник, семьи бывших беженцев стали расселять. К ноябрю в гостинице оставались жить всего три семьи. Какие условия отселения им предлагали, можно понять по тому, что люди боялись выйти на улицу даже за хлебом: еду и воду на второй этаж им передавали в пакетах по верёвке друзья.

Ноябрь 2018 года. Продукты и лекарства бакинцы получают от родственников и друзей с помощью пакета на веревочке. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

«К нам тогда пришли и предложили компенсацию миллион, — вспоминает Борис Айрапетян. — А что с ним делать? На него квартиру не купишь. Мои две комнаты стоят 7,5 миллионов. Потом пришли опять и предложили полтора. Я снова отказался: у меня отняли квартиру в Баку, и эту отнять хотите? Но две другие семьи согласились уйти, взяв полтора миллиона. Сейчас где-то у родственников на квартирах живут».

В том же ноябре в здании начали ремонт и под этим предлогом выключили отопление. А в конце зимы отключили и воду.

Айрапетян, единственный житель здания, грелся, как умел, а за водой спускался в подвал, чтобы наполнить бутыли из пожарного крана.

КОММЕНТАРИЙ
«Борис обращался в прокуратуру несколько раз с сентября по декабрь, — рассказывает Евгений Бобров, заместитель председателя Совета по правам человека. — Они приходили, с руководством гостиницы обсуждали условия, в которых он вынужден был жить. Но новый собственник гостиницы сослался на ремонт, объяснив перебои с водой и электричеством. И прокуратура состава преступления поэтому тут не нашла. А лично с иском в суд Айрапетян не пошел. Он стесняется. И в «Гражданское содействие» с просьбой о представлении его интересов в суде тоже стесняется обращаться. Хотя он абсолютно легально находится в этом здании. Я его 20 лет знаю и его ситуацию тоже: его правовой режим пребывания там полностью соответствует договору социального найма».

Однажды Айрапетян оступился на деревянных перекрытиях и упал на битый кирпич. Получил компрессионный перелом позвоночника, и с тех пор без трости не ходит. Зато охрана проявила гуманизм: разрешила без страха входить и выходить из здания.

«1 мая вышел хлеб купить, — мы сидим с Борисом на скамейке в аллее, смотрим на его окна, в которых еще горит свет. — Я возвращаюсь, а входные двери закрыты. И один из охранников говорит: все, тебе дороги туда больше нету. А я знал, что в другом крыле на первом этаже разбитые окна. Пролез и закрылся у себя. Пришли охранники, стали стучать, я не открыл.
2 мая утром вышел из своей комнаты, поворачиваюсь, а у дверей уже стоит чоповец. Пройти не дал, локтем — раз — и мне прямо в грудь. Так больно было, я даже дышать сначала не мог. Потом он меня прижал к стене, бил коленями, руками. Я попросил остановиться и сказал, что не буду пытаться пройти в свою комнату. Потом нашел другую комнату, закрылся и вызвал участкового.
Тот составил протокол по факту избиения, тут пришёл и представитель собственника, ругался на охрану. Скорая меня увезла в травмпункт. Осмотр показал ушибы груди, головы и шеи, но перелома нет. Вечером вернулся, меня опять не пускают. Я опять вызвал милицию. Они приехали только на третий раз и сказали, что могут меня отвезти в отделение и выдать бланк для заявлений. Там я и переночевал».

В прокуратуре, куда Борис Айрапетян направился утром прямо из отделения полиции, ему сказали, что дежурных не будет — праздники.

 «В квартире медицинские документы остались, компьютеры, фотографий много, — Борис смотрит на свои окна, свет в них уже не горит. — Все, что мы за 30 лет нажили, все там. Посуда, одежда — ещё сестра из Америки посылала. Для мамы».

Мамы Бориса в живых уже нет.

Все, что осталось у него, — паспорт.

P.S.

Борис Айрапетян ночевал на Савеловском вокзале.

Виктория Одиссонова,

Новая газета, 4 мая 2019 г.

 

«Лучше в лес пойду жить, чем от кого-то буду зависеть»

Москвича выселили с данной ему 30 лет назад жилплощади. Он полгода ночует в аэропорту

В аэропорту «Шереметьево» есть малолюдный коридор, куда охранники сгоняют всех бездомных, чтобы те не смущали остальных пассажиров. Здесь три металлических скамьи, на одной полулежа дремлет полутораметровый старичок лет шестидесяти. Одну руку он положил на подлокотник, а другой придерживает, чтобы никто не украл, свои вещи: трость, пакет с продуктами и толстую сумку с документами.

Каждый час к старичку подходит охранник и, если тот спит, будит его:

— Не спать, Борис Сергеевич! — пинает ногу старика сотрудник.

— Не сплю... — сонно улыбается Борис Айрапетян.

Раньше отношения Айрапетяна с персоналом аэропорта были гораздо хуже, несколько раз его избивали. Потом все наладилось, а некоторые уборщицы даже стали покупать ему еду. По словам Бориса Сергеевича, чтобы избежать конфликтов, достаточно всего лишь не засыпать и не ходить дальше своего коридора.

Трижды в неделю Борис Сергеевич покидает аэропорт и едет в МФЦ района Марфино, чтобы написать новую порцию обращений в СПЧ, прокуратуру, Следственный комитет и другие инстанции.

— Работники МФЦ от меня бумагу уже прячут, так им всем им надоел. Но пока не выгоняют.

Проезд на аэроэкспрессе для него как для инвалида первой группы бесплатный. Карту москвича ему не выдали, так что за проезд на метро приходиться отдавать треть пенсии — его единственного дохода.

— А что? Три тысячи на метро, две на еду, пять у меня остается. Я мало ем, рублей на 200 в три дня. В чебуречной возле МФЦ вечером мне по скидке продают остатки выпечки. Пирожком с картошкой за 30 рублей на весь день наешься, он огромный.

Вечером Айрапетян возвращается в аэропорт. Так он живет уже полгода. В мае новый владелец гостиницы «Алтай» на северо-западе Москвы выселил его из номера, в котором Айрапетян законно жил 30 лет.

В Москву Борис Сергеевич был эвакуирован из Баку в 1988 году из-за начавшихся там погромов. Жилье тогда предоставили не всем, часть людей разместили в представительстве Грузинской ССР. «Люди спали прямо на полу, — вспоминает Айрапетян, — пройти было негде». Впоследствии беженцев расселили по гостиницам Моссовета. Айрапетяна и еще 900 человек отправили в гостиницу «Алтай». Так он и получил свои две комнатки. В 2003 году Борису Сергеевичу дали российский паспорт, а суд признал его постоянное проживание в номерах законным.

Выселили его 2 мая 2019 года. Утром к Борису Сергеевичу постучали дворники: «Выходи, надо поговорить». Как только он отошел от входной двери на полтора метра, ему за спину прыгнул охранник гостиницы и перегородил вход. Айрапетян попробовал проскочить назад, но охранник оттолкнул его к стене и начал давить.

Он знал: несколько недель назад Борис Сергеевич упал с трехметровой высоты, сломав три ребра и повредив позвоночник.

Скорая опять отвезла Айрапетяна в медпункт, после которого он поехал в отделение полиции, где написал заявление и переночевал.

— А утром вышел и пошел куда глаза глядят.

С тех пор и живет в аэропорту.

Все вещи из его квартиры дворники вынесли и сложили в два контейнера, заперев их на замок. Новый владелец гостиницы Кондратенко, затеявший ее реконструкцию в апартаменты, угрожает Айрапетяну «утилизировать» его вещи к концу месяца, если старик не подпишет отказ от претензий на квартиру. Вероятно, их бы уже давно утилизированы, если бы Айрапетян не повесил на контейнеры определение суда, по которому на комнаты накладывается арест.

— Кондратенко предлагал мне полтора миллиона за квартиру, а я ему говорю: «Ты мне найди в Москве двушку за полтора миллиона, так я с радостью перееду».

Просить помощи у родственников Борис Сергеевич не хочет: «У людей и так все плохо, я им сам помогать должен». Идти на компромисс в судебном разбирательстве тоже. Элина Павлова, сотрудница аппарата уполномоченного по правам человека в Москве, склоняет Айрапетяна взять любые предложенные деньги и пойти жить в Центр социальной адаптации имени Лизы Глинки.

— Да я лучше в лес пойду жить, чем от кого-то буду зависеть, — стоит на своем Айрапетян.

Следующее заседание по его делу состоится в Останкинском районном суде 18 декабря.

Андрей Грушин для «Новой газеты», 18 декабря 2019 г.